новости

Врач-колопроктолог назвала типы рака, ничем себя не проявляющего на ранних стадиях

— Почему вы решили стать конкретно доктором данной для нас специальности?

— В реальности доктору неинтересно заниматься одним и этим же любой денек, охото, чтоб было много самых различных заморочек. В колопроктологии чрезвычайно много тем для исследования, смешиваются и доброкачественные проктологические заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности), и злокачественные. Я не только лишь практикующий доктор, да и научный сотрудник, который проводит исследования в области колопроктологии. В данной для нас области остается еще много непонятного, непознанного, много спорных вопросцев, есть возможность получать новейшие данные и облагораживать свойство помощи клиентам.

Колопроктолог — это не тот доктор, к которому пациенты обожают ходить, это не какой-либо невролог либо кардиолог, которому не постыдно показаться. Бывает, что пациенты, которые уже пришли на прием и не могут отыскать кабинет, стесняются сказать даже админу либо иным сотрудникам, что они записаны конкретно к проктологу. Это чрезвычайно интимная тема, чрезвычайно интимная область, на мой взор, она даже наиболее интимна, чем гинекология, урология, андрология, о которых молвят куда больше, чем о проктологии. Почти все пациенты, приходя на прием, подчеркивают, что им даже не с кем обсудить тревожащие их задачи, к примеру запоры. Практически не так давно пациентка мне говорила, что у бабушки, у дедушки, у папы, у брата геморроидальная болезнь, но они это скрывают друг от друга, скрывают от семьи и не желают никак с сиим биться.

Весьма грустно, что почти все заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) в нашей в области можно было бы предупредить, можно было бы вылечить на наиболее ранешних стадиях. Но мне приятно, что на данный момент достаточно много внимания уделяется колоноскопии, этот способ обследования популяризируется. Я сама не так издавна сделала колоноскопию и поведала о этом в собственных соцсетях, чтоб показать, что это не жутко, не больно и полностью неопасно. Конкретно колоноскопия, ранешняя диагностика (процесс установления диагноза, то есть заключения о сущности болезни и состоянии пациента) онкологических действий кишки, может спасти сотки и сотки жизней. Не считая того, естественно же, необходимо, чтоб пациенты приходили на плановый осмотр, чтоб пациенты проходили скрининговые обследования.

— С какими проктологическими болезнями почаще всего сталкиваются пациенты?

— Наша зона ответственности — лишь толстая и ровная кишка, также заднепроходный канал. Чудилось бы, не таковой уж большенный орган. Но заморочек в данной для нас области довольно много. Самое ужасное и жизнеугрожающее — это, естественно, колоректальный рак, рак прямой и толстой кишок. Главный минус этого заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) в том, что оно никак себя не проявляет на ранешних стадиях, с пациентом ничего не происходит, он ничего не ощущает. Невзирая на то что есть осознание, почему возникает эта болезнь, известны некие причины риска, все это не дозволяет нам провести профилактику колоректальный рак. Проводить первичную профилактику, не допускать развития этого заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) на данный момент способности нет. Но выявлять болезнь на ранешних стадиях, когда может быть радикальное исцеление, в наших силах.

И 2-ой большенный пул пациентов — это пациенты с проктологическими болезнями, посреди которых доминируют геморрой, заднепроходные трещинкы, свищи прямой кишки, ректоцеле, выпадение прямой кишки.

Естественно же, встречаются и чрезвычайно редчайшие патологии, к примеру домашний аденоматозный полипоз, когда выявляются полипы у различных членов семьи, они передаются по родительской полосы, верно определяются в довольно ранешном возрасте. Таковых пациентов незначительно, но вылечивать их не чрезвычайно просто.

Еще одна группа — пациенты с воспалительными болезнями кишки, к примеру язвенная болезнь, язвенный колит, болезнь Крона с сопутствующими онкологическими болезнями. Не считая того, часто обращаются пациентки с послеродовыми травмами и с ректовагинальными свищами. При их лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) всякий раз приходится находить собственный, личный подход — это постоянно вызов для доктора.

— Кто ваши пациенты сейчас?

— За крайнее время возник все-же пул пациентов юного возраста, которые чрезвычайно трепетно относятся к собственному здоровью. Они без помощи других приходят на осмотр, требуют проверить, исследовать их. Время от времени они даже очень тревожны в этом плане, но лучше так, чем пациенты наиболее старшего возраста, которые совершенно не интересуются своим здоровьем и обращаться к проктологу даже не планируют.

Мой опыт указывает, что дамы терпят подольше, нередко приходят, когда ситуация обострена, даже если неувязка возникла чрезвычайно и чрезвычайно издавна. Но радостно, что они все таки обращаются к докторам, пусть и через много лет опосля появления задачи.

— Как поменялись подходы к исцелению за те годы, пока вы практикуете?

— Поменялись чрезвычайно очень. Малая проктология вполне оборотилась к пациенту, сейчас это полностью пациентоориентированная история, в почти всех заболеваниях мы отталкиваемся от желания пациента, от того, что его больше всего волнует.

На техническом уровне, естественно, мы тоже продвинулись на пару шажков вперед — это и лазерные технологии, и мало инвазивные технологии. Они необходимы для скорого восстановления пациента, малой травмы и удобства доктора, вроде бы удивительно это ни звучало. Чем поточнее инструменты, тем лучше визуализация, проще проходит восстановление, хотя сами процедуры могут занять еще больше времени.

Сейчас малые инвазивные технологии, к примеру, при лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) геморроидальной заболевания, не выключают человека из ежедневной жизни, что чрезвычайно принципиально для почти всех. Возникла так именуемая «офисная проктология», которой ранее не было: пациент может практически в собственный обеденный перерыв забежать к доктору, чтоб создать лазерную вапоризацию геморроидальных узлов, а потом пойти далее на работу либо полететь в командировку. Ранее хирургическое исцеление геморроя подразумевало госпитализацию на несколько недель, ну и совершенно числилось, что любые узлы необходимо удалять. На данный момент теория поменялась: если узлы есть, но пациента они не тревожат, ничего с ними не делают.

— Сделалось ли с возникновением новейших технологий проще работать?

— Я не скажу, что совершенно точно сделалось легче: возросли требования от пациентов. Современные пациенты знают, чего же желают: они желают, чтоб решили те задачи, которые их тревожат, а не те, которые тревожат доктора.

Но с иной стороны, на данный момент решение о операции, о подходе к терапии (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания), о выборе способа исцеления принимается вместе и доктором, и пациентом. К примеру, мало инвазивные операции могут сопровождаться рецидивами через пару лет, но при всем этом пациенту не надо ложиться в поликлинику ради операции. Почти все пациенты готовы лет через 5 опять создать «офисную» операцию, если рецидив возникнет, и не желают на 2 недельки выпадать из жизни.

Если гласить про онкологических пациентов, то в итоге за пару лет исцеления мы оказываемся знакомы фактически со всеми членами семьи, мы становимся друзьями.

В один прекрасный момент мне произнесли, что без помощи других я могу прооперировать несколько сотен, быть может, тыщ пациентов. Но если я научу 100 докторов оперировать, а еще нескольким тыщам докторов остальных специальностей расскажу, как заподозрить и выявить болезнь на ранешней стадии, то так я смогу спасти еще больше жизней. Это сделалось моим лозунгом, я интенсивно занимаюсь просветительской работой как посреди докторов, так и посреди пациентов.

Ранее, в русское время, такое было — санпросветработа, которая потом сошла на нет. Но в реальности информирование пациентов и информирование докторов — это очень-очень принципиально, и это может посодействовать спасти еще больше жизней, чем мой каждодневный поход в операционную.

Я стараюсь не упускать возможность поведать клиентам и тем, кто ими пока не является, о том, как принципиально делать колоноскопию, как принципиально восстановить свойство стула, как принципиально временами посещать проктолога. Нужно не попросту поведать, а уверить, кого-либо даже испугать, чтоб существенно уменьшить распространенность проктологических болезней и смертность от их.

— Так что необходимо создать для того, чтоб минимизировать риск колопроктологических болезней?

— Есть разные причины риска. Начну с самого очевидного — это стиль жизни, который сразу считается одним из самых трудно модифицируемых причин риска. Стиль жизни собственный поменять очень-очень тяжело, всем проще сказать «дайте мне пилюлю, чтоб там ничего не болело». Но это так не работает.

Правильное питание, занятия спортом, употребление огромного количества воды и обычный стул вправду разрешают избежать чрезвычайно почти всех проктологических болезней, к примеру геморроя, трещинок заднепроходного канала.

Каких-либо болезней избежать, к огорчению, недозволено, недозволено их провести профилактику, их можно лишь выявить и оперативно пролечить. Но для их, идет речь основным образом о онкологических заболеваниях, также есть причины риска — питание, курение, употребление алкоголя. Для колоректального рака одним из причин риска считается так именуемая западная диета (Диета — совокупность правил употребления пищи человеком или другим живым организмом) — с низким содержанием пищевых волокон, которая нарушает баланс микробиоты в кишечном тракте.

Принципиально не третировать колоноскопией. Клиентам без каких-то проявлений необходимо создать колоноскопию в 45 лет вне зависимости от того, есть у их жалобы либо нет. Но есть группы риска, которым необходимо начинать делать это исследование довольно рано: это пациенты с историями колоректального рака в семье, это пациенты с жалобами на возникновение крови (внутренней средой организма человека и животных) в стуле.

Это исследование нужно, чтоб проконтролировать состояние собственной толстой кишки, на ранешном сроке выявить полипы и, если они есть, удалить их. В этом случае, если ничего найдено не будет, последующее обследование нужно будет проводить только через 5 лет.

СПРАВКА «МК»

Приобретенные воспалительные заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) желудочно-кишечного тракта появляются почаще всего в возрасте 20–40 лет и у четверти пациентов диагностируются в возрасте до 20 лет. Различают два главных типа ВЗК: болезнь Крона и язвенный колит. По оценкам профессионалов, в Рф может насчитываться наиболее 50 тыщ пациентов с заболеванием Крона и не наименьшее количество пациентов с язвенным колитом. При несвоевременном лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания) ВЗК развиваются отягощения. При язвенном колите хроническое воспаление (Воспаление — сложная местная реакция организма на повреждение) может приводить к увеличению риска развития рака толстой кишки. При заболевания Крона воспаление (Воспаление — сложная местная реакция организма на повреждение) стены кишечного тракта равномерно приводит к формированию гнойников в животике, свищей (не нормальных каналов меж просветом кишечного тракта и иными органами или открывающихся прямо на поверхность кожи) и сужений просвета кишечного тракта, что просит оперативных вмешательств, у части пациентов — неоднократных.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»