новости

Самолечение среди россиян приобрело характер эпидемии

Россияне не соображают аннотации к лекарствам

Теория ВОЗ о ответственном самолечении была в первый раз озвучена 30 годов назад. А в 2021 году вышло управление ВОЗ по ОС и благополучию, предполагающее, что со почти всеми неуввязками со здоровьем пациенты должны уметь управляться сами. Все мировые концепции самолечения ориентированы на разгрузку системы здравоохранения, которая стала в особенности значимой в период пандемии. Так что тема ОС стала сейчас в особенности животрепещущей.  

Как гласит сопредседатель Всероссийского союза пациентов, председатель Совета публичных организаций по защите прав пациентов в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения, доктор Ян Власов, опрос в 10 странах Европы еще от 2013 года показал, что 90% респондентов считает ответственное самолечение ключом к охране здоровья, но практически занимаются им наименее 20% европейцев – им не хватает познаний, способностей, инструментов и поддержки.

Опрос, проведенный ВИОМ в 2016 году показал, что 81% русских людей готов взять на себя ответственность за свое здоровье. При всем этом 92% готовы сами себя вылечить, если заболит гортань; 90% — если голова, 86% посодействуют для себя при кашле либо изжоге: 76% при повышении температуры, 72% — при нарушении пищеварения, 55% при болях в суставах и 42% при повышении артериального давления. 

Но при всем этом ВОЗ допускает самолечение только в 2-ух вариантах – при легких недомоганиях (насморк, боль в голове) либо у приобретенных пациентов с установленным диагнозом с рекомендованным исцелением в случае корректировки дозы.

По словам юриста Всероссийского союза пациентов Сергея Попова, в Рф нет нормативных советов на этот счет, хотя почти все люди приобретают лекарства без предназначений доктора. Опрос ВЦИОМ от 2021 года показал, что 35% людей не обращаются к докторам в случае заморочек со здоровьем. Но почаще всего россияне лечатся совсем безответственно, что наносит вред их здоровью.

Но пациентов можно осознать: им очень трудно создать выбор в критериях противоречивого потока инфы о лекарствах и способах исцеления. Ведущий научный сотрудник ФГБНУ «Государственный НИИ (Научно-исследовательский институт — самостоятельное учреждение, специально созданное для организации научных исследований и проведения опытно-конструкторских разработок) публичного здоровья имени Н.А. Семашко» РАН (Российская академия наук — государственная академия наук, высшая научная организация Российской Федерации, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук) Лена Вольская ведает, что сознательное применение способов и средств для улучшения здоровья может быть только при наличии беспристрастной достоверной инфы, источниками которой являются докторы, провизоры, фармацевты, реклама. Несколько годов назад русские ученые провели опрос посреди пациентов, и узнали, что с половиной из их докторы на приеме дискутируют наименее 3 минут, а всякого 5-ого консультируют по вопросцам фармацевтических средств наименее минутки. «В итоге самый массовый источник инфы о лекарствах – инструкция к продукту. Хотя эти аннотации предусмотрены для докторов и нередко это большущее полотно, время от времени до метра длиной, с маленьким шрифтом, с массой определений, неведомых клиентам. Исследования демонстрируют, что чем старше пациенты, тем сложнее им принимать информацию в инструкциях к продуктам. Посреди старых людей только 20% соображают, что там написано», — гласит доктор Вольская.

Спецы вспоминают, что во времена СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) в упаковки с продуктами вкладывали не инструкции, а памятки по самостоятельному применению. Лена Вольская считает, что информация в аннотации обязана быть недлинной и понятной, содержать лишь доказательные, достоверные и животрепещущие данные, изложение обязано быть легкодоступным, текст — читаемым. «В различных странах работает принцип сепарации – есть аннотации по применению для профессионалов и для самостоятельного внедрения фармацевтических средств. У нас таковой принцип пробовали ввести еще в 2001 году в отраслевом эталоне, но он отменен, в итоге официальные источники инфы о лекарствах схожи для докторов и пациентов, что приводит к недопониманию, понижению приверженности исцелению, риску отказа от исцеления и риску эффекта ноцебо – это когда пациент задумывается, что исцеление принесет вред, отрешается от «химии» и перебегает к безответственному самолечению под управлением знахарей и соседей», — гласит доктор Вольская.

Докторам не до пациентов, клиентам — не до докторов

Доктор общей практики, доктор мед наук, доктор, директор института проф образования Ассоциации докторов первичного звена Анатолий Стремоухов ведает, что его ассоциация проводила опрос пациентов в районных больницах: только 10% гостей сказали, что получают нормальную информацию о здоровье от медработника. Абсолютное большая часть внимают друзей, читают газеты, глядят телек. «Информационный вакуум заполняется рекламой, в том числе, целителей, советами соседей. Вот вам наглядный пример рекламы 1-го целителя, который докладывает, что если дышать через правую ноздрю, станет прохладно, а если через левую — то тепло. Мы, докторы, даем клиентам советы по ЗОЖ — но их никто не делает! Что созодать с мед грамотностью населения? Она предполагает доступ не к квази, а к обычным познаниям. А означает, необходимы источники, которых два – доктор и провизор, и в их работе обязана быть преемственность», — считает Анатолий Стремоухов.

Эксперт отмечает, что есть много инструментов для увеличения мед грамотности населения, но практически в любом есть свои недостатки. К примеру, эту функцию можно было бы возложить на средний медперсонал в процессе доврачебного приема, но, как гласит Стремоухов, он подготовлен так, что практически является «аппендиксом к доктору» и служит для подачи инструмента, а образовательную нагрузку, как за рубежом, где медсестра — самостоятельная единица, он не несет. Из поликлиник, как отмечает Анатолий Стремоухов, «медицина ушла, там остался документооборот», приемы ведутся скомкано. Профилактические приемы и диспансеризацию эксперт считает весьма формальными: «Некие хвастают, что проводят полную диспансеризацию за полтора часа – но это сборочный поток! Центры здоровья могли бы совладать с задачей увеличения мед грамотности населения, но посещаемость там не велика. Остается фармконсультирование в том месте, куда постоянно приходит пациент – другими словами, в аптеку». Он также призывает увеличивать уровень грамотности докторов: «Наша основная задачка – учить учителей, ведь чтоб получить грамотного ученика, нужно воспитать грамотного учителя».

Но, пока грамотных учителей не настолько не мало, «ученики» занимаются самообразованием. Как отмечает доцент кафедры мед права Сеченовского Института МЗ РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), профессионала Совета по этике фармацевтических средств Никола Журилов, к самолечению люди прибегают по различным причинам. К примеру, из-за того, что доверяют воззрению родственников либо СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы). Либо стают мотивированной аудиторией маркетинговых кампаний. Страшатся эпидемической ситуации (коронавируса, кори). Не доверяют докторам либо просто ленятся к ним идти. Страшатся неблагоприятного финала исцеления, пользуются вольной продажей фармацевтических средств; выбирают «другой путь» из-за накладности препаратов… «И сейчас остро стоит вопросец: вот правительство (и все мы) издержало средства на исцеление пациента, а он не выполнил советы докторов и стал инвалидом. Должно ли правительство сейчас учавствовать в его реабилитации?» 

Член Совета публичных организаций по защите прав пациентов при Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения, председатель правления Столичного городского научного общества терапевтов, доктор Павел Воробьев считает, что самолечение в Рф имеет верно нехорошую коннотацию. К примеру, в 1993 году с ним давали интенсивно биться: в том числе, с шаманством, исцелением голодом, бегом от инфаркта и иными способами, эффективность которых не подтверждена наукой. «Под ответственным самолечением ВОЗ соображает разумное применение безрецептурных препаратов, хотя по сути ОС – это и профилактика, и самодиагностика, и самолечение, и самореабилитация. Мы привыкли жить в модели, что доктор — это папа, который скажет пациенту, как жить. Но на данный момент модель изменяется – пациенты нередко ориентируются на «предназначения» провизора и на сведения типа «одна бабка произнесла». 92% пациентов прибегают к самолечению — это данные соцопросов. Сейчас пациенты все знают лучше, чем докторы, и вымещают свои познания на докторах», — гласит Павел Воробьев.

Воробьев считает, что нужно упорядочить ситуацию на «фармацевтическом рынке», развивать систему телемедицинских консультаций и безвозмездно обеспечивать жизненно-необходимыми лекарствами не отдельные группы населения, а всех людей.

Доктор Ян Власов настроен наиболее оптимистично: он считает, что русский пациент стал наиболее информированным, и почти все пациенты готовы стать партнерами докторов в борьбе с заболеванием.

Фармацевт, ты — в ответе за все!

При выбирании фармацевтических средств почаще всего пациенты обратятся к фармацевту (так поступит, согласно недавнешнему исследованию, 61% россиян). Но, как заключили почти все спецы, сейчас в аптеках пациентов почаще всего будут «разводить» или на ненадобные им дорогостоящие препараты, или совершенно на БАДы. Не считая того, доверять советам фармацевтов трудно и по остальным причинам.

Заместитель директора Центра соц технологий и исследовательских работ Татьяна Фомина поделилась плодами проведенного в апреле 2023 года в 270 аптеках страны исследования с ролью «потаенного покупателя»: «Практически 18% фармацевтов не задали клиентам уточняющих вопросцев для подбора препаратов; 30% не уточняли симптомы (Симптом от греч. — случай, совпадение, признак — один отдельный признак, частое проявление какого-либо заболевания, патологического состояния или нарушения какого-либо процесса жизнедеятельности) и индивидуальности самочувствия и практически 70% не интересовались предпочтениями пациентов. В итоге лишь 34% советов оказались обоснованными, если первостольники не задавали «потаенным покупателям» уточняющих вопросцев «.

Доктор Власов гласит, что вся эту ситуация приводит к тому, что большущее количество пациентов в стране лечится без помощи других, но некорректно либо неэффективно. К примеру, очередной недавнешний опрос показал, что любой 5-ый гражданин РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) мешает лекарства с алкоголем, а 48% приобретают препараты, которые им никто не назначал. И пока не получится повысить мед грамотность населения, самолечение будет приносить быстрее вред, чем пользу.

Павел Воробьев приводит данные 1-го из опросов, согласно которому при выбирании исцеления, не считая докторов, пациенты доверяют воззрениям фармацевтов (36%), вебу либо советам друзей/родных (по 22%), мед программкам на ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) (20%) и 11% — спец мед газетам. «Другими словами, самому достоверному источнику мед инфы доверяет меньше всего опрошенных, — гласит эксперт. — И частыми стали ситуации, когда провизор в аптеке услужливо дает то, за что заплатил производитель, и прячет то, что работает; впаривает заместо фармацевтических средств добавки, не объясняя покупателю различия. И ответственное самолечение на практике безответственное: на нем греют руки шарлатаны и торговцы воздуха».

Тем временем, исполнительный директор Ассоциации промышленности продуктов для здоровья Лена Неволина считает, что потенциал аптечных работников для продвижения идеи ответственного дела к здоровью в нашей стране недооценен: «Аптека – 1-ая точки соприкосновения пользователя с системой здравоохранения. Наиболее 65% фармработников считают фармацевтическое консультирование собственной обязанностью: они должны поведать и донести то, что не произнес доктор. При всем этом медработники к фармконсультированию относятся настороженно – наиболее трети совершенно не допускают способности таковых советов даже по безрецептурным продуктам. Но мы лицезреем, что опосля пандемии функционал аптек в мире расширяется, и нередко консультация в аптеке подменяет первичный прием у медработника», 

Ассоциация провела исследование посреди 1000 потребителей, 1500 фармработников и 1500 медработников. Больше половины опрошенных потребителей ответили, что получают информацию о здоровье от докторов и медработников, но при недомогании 38% будут лечиться сами. «При всем этом люди нередко отрешаются брать лекарства из-за накладности, возлагая ответственность за здоровье на себя. 43% время от времени и 35% изредка прибегают к советам фармацевтов, хотя 76% считают, что их советы заслуживают внимания. На этом фоне большая часть (72%) докторов отметили, что пациенты спрашивают их о безрецептурных лекарствах изредка либо время от времени. Зато 93% аптечников произнесли, что больше половины потребителей обращаются к ним за консультацией либо доборной информацией и советами о продуктах. 

…Ответственное отношение к здоровью у нас становится новейшей нормальностью, констатируют специалисты. Но пока пациенты находятся в полной растерянности: докторам некогда вести с ними сердечные беседы; фармацевты часто пробуют реализовать им что подороже; в инструкциях к лекарствам ничего не понятно; пользующиеся популярностью блогеры в соцсетях, рекламирующие препараты, ответственности за информацию не несут. Так что исцеление по совету соседа либо подруги для нас еще длительно остается одним из главных ориентиров ответственного дела к здоровью.  

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»