новости

Консилиум на охоте: великому кардиохирургу Владимиру Подзолкову исполняется 85

+
A

Хорошая притча в настоящей жизни

Моя сотрудник, восхитительная журналистка Ольга Богуславская, 20 годов назад делала материал к юбилею детского кардиохирурга Владимира Петровича Подзолкова, которому в тот денек, как обычно, предстояло несколько операций. Впечатленная увиденным — малышей готовили к сложнейшим хирургическим вмешательствам — на последующий денек позвонила герою собственного очерка и поинтересовалась, как прошли операции. Подзолков дал ответ: «Пробудились и улыбнулись».

Я тогда Владимира Петровича не знал, но Ольгин рассказ отпечатлелся в памяти сначала конкретно данной нам фразой из некий хорошей сказки — лишь в настоящей жизни, хотя скальпель академика Подзолкова и взаправду творит чудеса.

Нас познакомил хирург Андрей Сельцовский, в свое время оперировавший самого Валерия Харламова. Андрей Петрович в ту пору был министром столичного здравоохранения, и о его крутом характере и жесткости прогуливались легенды, но сотруднику Подзолкова он представил чуть ли не с преклонением: «Кардиохирург от бога». Позднее я вызнал, что во всем мире и по сей денек делают операции «по Подзолкову», а в 90-х наикрупнейший южноамериканский холдинг признал его «Человеком года». Но взявшись в один прекрасный момент интервьюировать Владимира Петровича, я чуть не потерпел фиаско: заместитель директора института сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева Подзолков, чья неописуемая скромность может соперничать с его же гениальностью кардиохирурга, предпочитал высказываться о собственных сотрудниках, которых высоко ценит, а о для себя гласил наиболее чем сдержанно, ограничиваясь несколькими словами.

Фото: 1001.ru




Кто-то из коллег в один прекрасный момент попробовал Владимира Петровича спровоцировать, проще говоря, вывести из равновесия, спросив: «Молвят, лечиться нужно у старенького терапевта, а оперироваться у юного доктора?» Но Владимир Петрович дал ответ с присущей невозмутимостью: «Возраст роли не играет. Погоду делает профессионализм». Помню, задал вопрос его: «Где грань меж профессией детского кардиохирурга и мужеством доктора, который должен глядеть прямо в глаза родителям, когда вопросец стоит о жизни и погибели их малыша?» Он дал ответ по обыкновению неторопливо, обычно взвешивая каждое слово: «Я постоянно должен быть максимально честен с родителями, объясняя трудности грядущей тяжеленной операции и рассказывая про опасности, с которыми предстоит столкнуться. Самое принципиальное, чтоб мы с родителями были союзниками, раз оборотного пути нет. Я не приверженец прогнозирования процентов удачного финала, другой раз мы и сами их не постоянно знаем… — помолчал и добавил. — Но, поверьте, в главном операции завершаются благополучно».

Предки самого Владимира Петровича докторы, при этом отец 34 года возглавлял Красноярский мед институт и в Сибири был знаменитой личностью. А сам будущий академик попал в московскую ординатуру с берегов Енисея по разнарядке, защитил диссертацию под управлением величайшего кардиохирурга Владимира Ивановича Бураковского, именованием которого назван профильный институт. В собственной книжке Бураковский написал: «Став в 1966 году директором института, я обязан был часть моих прежних функций передать в руки собственных служащих. Нечего гласить, что я находил верные и надежные руки. Конкретно такие руки у В.П.Подзолкова — прирожденного доктора и обширно эрудированного исследователя».

Как настоящий сибиряк, Владимир Петрович с детских лет увлекался рыбалкой и охотой, ему даже на медведя доводилось ходить. Хотя был и смешный вариант, о котором вспоминал Алексей Леонов, первым побывавший в открытом мироздании: «Я пригласил на охоту академиков Подзолкова и Бузиашвили, — говорил астронавт. — Совместно с нами были бывалые стрелки, но я попросил их не стрелять, если зверек выйдет на Володю и Юру. И вот, представьте, лось вышел на их, постоял и ушел. Я со собственной стороны его «добрал». Прибегаю, вижу такую картину: академики что-то увлеченно отрисовывают ветками на снегу, какие-то мед схемы… Требуют меня: «Ты уж никому не рассказывай». Я им говорю: «Нет уж, всем буду говорить. Хорошо бы уснули на охоте, а здесь обсуждение устроили…»

Сотрудник и друг Владимира Петровича, выдающийся кардиохирург Давид Иоселиани произнес мне: «Понимаете, Пётр, есть люди, на которых охото приравниваться. И вот одним из таковых является превосходный кардиохирург и человек, академик Владимир Петрович Подзолков. Мы дружим с ним почти все 10-ки лет, и все эти годы я восхищаюсь им. Будучи блестящим кардиохирургом и ученым, гражданином с большенный буковкы, он идеал скромности и благожелательности. Время от времени эта скромность играет в ущерб его стилю, и тем не наименее он для себя не изменяет. От него никогда не услышишь похвальных слов в собственный адресок в связи с удачной операцией либо написанной статьей, которая имеет большенный резонанс. О его проф и штатских качествах можно гласить длительно и много, но сам он о этом ничего и никогда не произнесет, мне кажется, даже под дулом пистолета. А сейчас, в его юбилейный денек, в особенности нужно произносить в его честь сердечные слова. Естественно, я желаю драгоценному Владимиру Петровичу крепкого здоровья и счастья, чтоб он веселил и нас, друзей, и собственных пациентов».

А для самого Владимира Петровича добавлю, быть может, самое принципиальное — чтоб он мог с утра про собственных малеханьких пациентов произнести фразу: «Они пробудились и улыбнулись».

Размещен в газете «Столичный комсомолец» №29157 от 15 ноября 2023

Заголовок в газете:
Обсуждение на охоте

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»