новости

Эксперты рассказали, стоит ли бояться дефицита лекарств в России

В прошедшем году специалисты ожидали сурового спада на русском фармрынке, но его не случилось. Был зафиксирован даже маленькой, но все таки рост. Но весь год рынок лихорадило – временами пропадали различные лекарства, некие позже появлялись вновь, а другие уходили с концами. И вот не успел начаться новейший год, как пользователи стали сталкиваться с недостатком принципиальных препаратов в аптеках. Что происходит с лекарствами – о этом специалисты гласили в процессе пресс-конференции «Стоимость пилюли. Итоги 2023 и 1-ые конфигурации 2024 года для аптечной розницы».

Как сказал гендиректор аналитического агентства DSM Group Сергей Шуляк, средний рост рынка в крайние годы составлял около 10%, но в 2023 году он вырос на 5%: «Естественно, отрицательную динамику роста фармрынка в деньгах ждать не приходится, ведь лекарства, как и продукты — продукт принужденного спроса, от их отрешаются в последнюю очередь. По госзакупкам некое понижение есть, но есть и закрытая часть бюджета от силовиков, где за крайний год количество закупок фармацевтических средств лишь возросло».

Если гласить о динамике цен на лекарства, то, по данным Шуляка, в рознице инфляция не превысила 7%: «Рынок фармацевтических средств (ЛС) в упаковках падает, а в рублях вырастает. Кроме инфляции, мы смотрим перераспределение употребления ЛС в сторону наиболее дорогих. Лет 20 вспять самым пользующимся популярностью обезболивающим был анальгин, в топе продаж считались уголь, цитрамон — на данный момент эти препараты в хвосте списков продаж. Их выместили наиболее современные лекарства. Не нужно созидать катастрофы в падении рынка в упаковках — это структурное изменение».

Вообщем, эксперт не опровергает, что цены на некие препараты выросли на 50% и наиболее. Предпосылки тому – изменение цепочки поставок, препядствия с оплатами. Время от времени производители лицезреют, что конкурентноспособное свита сократилось (поэтому что остальные ЛС ушли с рынка) — и увеличивают цены.

И да – ряд препаратов в Россию поставлять закончили. Так, есть суровые препядствия с пользующимся популярностью антикоагулянтом «Эффиент» (прасугрел) американской компании – он не поставляется уже полгода. При всем этом производитель не уведомлял Росздравнадзор о прекращении поставок. «Оставшихся припасов хватит меньше, чем на месяц, — гласит  директор СРО Ассоциация независящих аптек, глава альянса лекарственных ассоциаций Виктория Преснякова. —   До нынешнего денька в аптеках отпускали остатки старенькых партий, новейших поставок не было издавна и, по данным официального дистрибьютора, больше не планируется. Предпосылкой ситуации могло стать решение производителя остановить экспорт в Россию данного продукта, который был отнесен компанией к группы не актуально нужных препаратов. Но, беря во внимание, что это лечущее средство является более массивным и действенным продуктам из группы антиагрегантов, такое решение вызывает вопросцы. В качестве кандидатуры докторы могут советовать клиентам препараты с работающим веществом клопидогрел, тикагрелор и иными: это антиагреганты, отлично снижающие риск повторного инфаркта миокарда и тромботических осложнений».




В осеннюю пору в Рф образовался недостаток другого продукта той же компании — антидепрессанта «Прозака». «За крайнее время это не 1-ые завезенные из других стран препараты, которых нет в аптеках. Предпосылки различные: кто-то уходит с рынка, кто-то перерегистрирует стоимость либо регистрационное досье, поэтому что что-то поменялось, а кто-то испытывает трудности с логистикой. Хоть какой уход продукта с рынка болезненен для пациентов, поэтому что при переходе с 1-го продукта на иной вероятны какие-то ненужные реакции, ну и не для всех категорий пациентов таковая подмена вероятна совершенно. Российские производители работают над импортозамещением, так что без фармацевтических средств наши пациенты не останутся. Доктор постоянно может подобрать эффективную подмену», — продолжает Преснякова.

Из крайних аптечных пропаж можно отметить «Бронхомунал» (пропал и российский дженерик «Бронховаксов»); продукт заместительной гормонотерапии для дам в постменопаузе «Дивигель» (аналогов в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) нет). Пропали детские формы лекарств «Супракс» и «Панцеф» (даже если они кое-где и есть, то по стоимости крыла самолета). Что касается детских лекарств, то специалисты именуют это общемировой неувязкой: создавать их очень затратно.

Сергей Шуляк упрекает биг фарму в том, что для нее средства решают все: «Все слова о гуманности, высочайшей миссии по здоровью пациентов, звучавшие из уст разных компаний, оказались пустым звуком. Это – бизнес, а не здоровье пациентов «.

Вообщем, исполнительный директор союза «Государственная лекарственная палата» Лена Неволина рекомендует не спешить с выводами: «Это единичные случаи, когда компании отрешаются поставлять в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) лекарства и кидают наших пациентов. Cказываются отдаленные последствия пандемии: 2 года фармпромышленность не управлялась с размерами производства фармацевтических средств для пациентов, количество которых очень подросло, и все это вызвало недостаток фармацевтических средств даже в тех странах, где находятся фармкомпании. Они кидают Россию не из-за политической ситуации, а из-за того, что не могут столько создавать. У нас взят курс на импортозамещение, и наши компании стараются созодать конкретно дефицитные номенклатуры. Но у нас реально создавать не все препараты по полному циклу, а субстанций не хватает по всему миру. К примеру, недостаток препаратов от заложенности носа связан с тем, что нет достаточного количества насадок, а характеристики у капель не такие, как у спреев. И все таки волноваться не стоит: большая часть фармпроизводителей даже из т.н. недружественных государств делают свои обязательства».

И все таки Сергей Шуляк приводит пример, что объемы производства исчезнувшего в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) продукта от сладкого диабета «Оземпика» компания прирастила в том году втрое, но ценности поставок у их — в остальные страны. Не считая того, с русского рынка ушла компания, производящая пользующийся популярностью гормональный продукт «Метипред».

И хотя по данным Минздрава по жизненно-важным и нужным продуктам в рамках молекулы дефектуры в стране нет, специалисты отмечают, что ситуация постоянно различная. И если некое лечущее средство исчезает даже временно, пациенту от этого не легче. «На уровне молекулы постоянно можно подобрать подмену. Да, мы живем в таком мире, и нужно быть готовыми ко всему. Принципиально, чтоб докторы интересовались тем, что есть на рынке. Время от времени они продолжают выписывать препараты, которых нет уже несколько месяцев, а то и лет, тогда как есть масса остальных доступных препаратов», — гласит Преснякова.

По данным Шуляка, порядка 15% привезенных из других стран препаратов, зарегистрированных в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина), находятся под патентной зашитой, но если что-то из их пропадет, в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) готовы воспользоваться механизмом принудительного лицензирования – другими словами, создавать их в стране в нарушение прав производителя. В прошедшем году выдано уже несколько 10-ов лицензий на такое создание. Как добавляет Лена Неволина, у нас также разрешен ввоз препаратов в зарубежных упаковках, если на местности РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) они закончились. И все таки специалисты отмечают, что в один миг наполнить рынок исчезнувшими продуктами российского производства нереально: потому в приоритете создание фармацевтических средств для онкологических, сердечно-сосудистых болезней, сладкого диабета. Раз в год в стране на рынок выходит около 250 новейших брендов фармацевтических средств. Неувязка не только лишь в том, что производства субстанций (сырья для ЛС) в РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) пока лишь начинает развиваться, да и в том, что производства интермедиатов (компонент субстанций) в стране нет совершенно. Потому все «российские» субстанции по факту состоят из привезенных из других стран компонент. 

Еще одна неувязка — незаконно ввезенные препараты, интенсивно реализующиеся в Вебе. Они могут быть даже «родными», но нет никакой гарантии, что условия их перевозки и хранения соблюдались. «При покупке на маркетплейсе обращайте внимание на торговца: если это ООО, другими словами сомнения, если указана аптека, доверия большею Покупка фармацевтических средств в офлайн-аптеках – самое неопасное на сей день», — гласит Лена Неволина. 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»