новости

Дмитрий Бочкарёв: «Общество слышит нас через призму собственных убеждений»

— Дмитрий, вашей социальной миссии уже два года, пожалуйста, поведайте, как соединены социальные проекты и бизнес? Что они дают друг дружке?

— Весьма непростой и коварный вопросец. Любой бизнес — это проекция особенностей обладателя, его убеждений, целей и веры. Кто-то полученную прибыль употребляет, чтоб вкладывать в личное благосостояние, а кто-то — вносит в социальные проекты. В моей картине мира, к примеру, это смотрится так: можешь посодействовать — помоги. Но если ранее это было быстрее личной инициативой, то позже переросло в проект благотворительного фонда. Молвят, что добрые дела обожают тишину. Это правда, но лишь частично.

В наше время если нет «цифрового следа», то и репутации вроде как нет. Не нужно орать на любом углу: поглядите, какие мы молодцы. Но информация обязана быть. К примеру, если б не сарафанное радио, к нам бы не приехали 5 восхитительных ребят из Мариуполя. Все детки с системами кохлеарной имплантации. У всех свои индивидуальности здоровья, не считая глухоты. Есть ребёнок с нарушениями сходу слуха и зрения. Другому нужна повторная операция, потому что у него от мощного удара повреждена внутренняя часть слухового импланта.

Статья по теме:


А узнали они о нас конкретно благодаря соцсетям и нашим волонтёрским проектам, таковым как работа с лазаретами, с гуманитарной помощью. Так, по цепочке «5 рукопожатий», и отыскали нас. С 2014 года ими никто не занимался. Их закончили исследовать в Киеве, но в Рф, в тот момент, ещё не начали… А они же на всю жизнь соединены с медиками, которые могут диагностировать и настраивать системы кохлеарной имплантации, поменять запасные части, батареи, речевые микропроцессоры.


Наверняка, это и есть ответ на вопросец: для чего это необходимо, что дают социальные проекты бизнесу и что даёт им бизнес. Можно и необходимо созодать бизнес и при всем этом оставаться человеком. Тугоухость — это не только лишь и не столько мед неувязка, это быстрее неувязка соц. Да, это не заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) сердца, не остальные тяжёлые патологии, которые впрямую грозят жизни тут и на данный момент. Но нарушения слуха — это невидимая, растянутая во времени погибель. Слепой человек вызывает жалость у окружающих, а глухой — раздражение. Когда ты не слышишь и не понимаешь, то становишься марсианином посреди людей… Ни осознать, ни побеседовать.


В длительной перспективе нарушения слуха постоянно имеют тяжелейшие социальные последствия. Человек может пребывать в этом состоянии годами, погружаясь в деменцию, изоляцию.


— Ваша проф ниша весьма узенькая не только лишь для бизнеса, да и для благотворительной работы. Слышит ли вас общество в вопросцах помощи людям с нарушениями слуха?


— Слышит. Общество слышит нас через призму собственных убеждений. Личную медицину, и мы не исключение, нередко упрекают в стяжательстве. Вы коммерция, вы бизнес, вы за прибыль. Вроде как прибыль в медицине — это уже что-то неблагопристойное… Ещё один момент: когда мы заходим на новейшую местность, открываем клинику и пытаемся встроиться в систему ОМС. Либо отыскиваем средства, как благотворительная организация, на обеспечение малышей, стариков неплохими цифровыми слуховыми устройствами. Мягко выражаясь, сталкиваемся с непониманием: дескать, для этого правительство есть, не пытайтесь подменить собой функции страны.


Но правительство — это кто? И что созодать, если не выходит идиентично отлично для всех? Почему же не помогать, если у нас есть и желание, и компетенции, и спецы, которых в городской медицине не хватает? Мы ведь не заместо страны, а совместно с ним. Но пока некие наши инициативы вызывают отторжение, а время от времени и откровенное сопротивление.


— За два кода работы фонда «Слышать жизнь» количество проектов наверное возросло неоднократно? Как строится финансирование фонда сейчас?


— Благотворительность — это отлично, когда мы говорим о её имиджевой стороне. Но чтоб помогать, необходимы средства. Без средств, без вложений не будет хороших дел. На нагом энтузиазме выехать нереально, хотя, естественно, люди иногда творят чудеса.


Вот, к примеру, наша Татьяна Алексеевна, старшая медсестра, наш волонтёр. Практически любые выходные ездит в Мариуполь, помогать подшефной семье с 2-мя детками, у каких мать лежит, у неё сложнейшее осколочное ранение. И это никакими системами подсчёта недозволено оценить.


Мы пытаемся не только лишь вкладывать свои средства, да и вести сборы, но сейчас это весьма непростой процесс. Очень много запросов о помощи, отовсюду. Очень много боли (переживание, связанное с истинным или потенциальным повреждением ткани), трагедий… Понятно, что своими силами и средствами собственного бизнеса я не в состоянии посодействовать всем. Что это означает? Лишь то, что мы стали намного тщательнее выбирать тех, кому посодействовать сначала. В приоритете дети-сироты, срочные тяжёлые случаи.


К примеру, к нам приехала девченка из Мариуполя с тяжёлой глухотой. Трёхлетнему ребенку срочно нужна была кохлеарная имплантация. Мы соображали, что «запрыгиваем в крайний вагон». Естественно, этот вариант был в высоком приоритете. И в декабре прошедшего года, всем миром, что именуется, фондом, Общероссийским народным фронтом, членом которого я являюсь, при личном содействии доктора Рошаля, всё вышло. Ангелине сделали операцию в Петербурге. Удалось выделить для неё квоту — последнюю в 2022 году…


Компания делает отчисления в фонд с каждой реализации, мы привлекаем партнёров, меценатов, благотворителей. Отыскиваем средства грантовой поддержки. В прошедшем году нам не хватило два балла, чтоб стать фаворитами конкурсного отбора. Специалисты сочли, что у организации пока недостаточно опыта… В этом году мы опять подали заявку на поддержку проекта фонда в Луганске. Желаем посодействовать единственной в регионе коррекционной школе для слабослышащих: научить преподавателей, посодействовать детям.


— Как отразились санкции на работе компании и фонда?


— Мы работаем с мед услугой, которая опирается на технические средства реабилитации. Это композиция работы доктора с опорой на аудиологические системы. Другого метода восполнить тяжёлые утраты слуха медицина пока не понимает. А поставщики цифровых технических средств корректировки слуха, другими словами слуховых аппаратов, кроме 1-го, ушли с русского рынка. Крайний наш партнёр сохранил около 30 процентов прежнего объёма поставок, но в 2023 году и он планирует покинуть Россию.


Нам потребовалось около четырёх месяцев, чтоб сделать логистику и на две третьих вернуть ассортимент. Естественно, цепочка поставок неоднократно удлинилась. Ранее мы работали в критериях отсрочки платежа, на данный момент обязаны заносить предоплату и несколько месяцев ожидать. Всё это привело к недостатку обратных средств.


Покупательная способность тоже свалилась, люди начали сберегать, в том числе и на мед услугах. На данный момент, как мне кажется, ситуация равномерно стабилизируется, и мы с оптимизмом смотрим в будущее. Рынок, как саморегулирующаяся система, так либо по другому найдёт баланс.


— Ещё одно направление, которое вы интенсивно развиваете — образовательный проект: Институт увеличения квалификации и переподготовки профессионалов в области медицинской сурдологии-оториноларингологии, коррекционной педагогики АНО ДПО «Институт слуха и речи». Семинары и образовательная программка — это часть бизнеса?


— Наш институт — это быстрее история про образование и эталоны свойства профессии. Вначале «Институт слуха и речи» был сотворен для подготовки собственных кадров и увеличения квалификации докторов. Мы часто принимаем на работу новейших служащих. Эталоны мед помощи в сети наших клиник высоки, докторов необходимо «дотягивать» ранее уровня.


В этом году мы получили лицензию на образовательную деятельность.


Образовательные семинары — часть концепции развития «Института слуха и речи»

Источник: ФОТО: ГК МАСТЕРСЛУХ


В «Институте слуха и речи» на данный момент три направления: это аудиология и слухопротезирование, клиническая аудиология и коррекционная педагогика. С сентября 2022 года обучение (педагогический процесс, в результате которого учащиеся под руководством учителя овладевают знаниями, умениями и навыками) по программкам проф переподготовки и увеличения квалификации прошли наиболее 80 человек. И количество желающих растёт. В октябре прошедшего года в Кургане прошёл большенный образовательный семинар для сурдопедагогов, посвящённый методикам, диагностике, социализации малышей с нарушениями слуха. В декабре — научно-практическая конференция «Речь и слух: современные нюансы реабилитации» в Сочи, где мы собрали больше 50 человек со всего юга Рф. А не так давно в Самаре удачно закрыли трёхдневный семинар на базе коррекционной школы — приехали порядка 100 профессионалов из педагогических и мед организаций, работающих с детками с ОВЗ. Работа с коррекционными школами — это отдельное огромное направление образовательного цикла. И, да, мы интенсивно расширяем географию, как я уже гласил, в наших планах Луганск и Донецк.


Я выскажу непопулярную точку зрения… Но коррекционные и реабилитационные учреждения весьма плохо развиваются, это мы смотрим в различных регионах Рф, за редчайшим исключением, каким, например, является Самара, где прекрасная коррекционная школа и спецы.


Почему же так выходит, что системы обучения есть, а профессионалов на местах деньком с огнем не сыщешь? Ответ прост. В гос системе не почти все желают работать: трудно, расти некуда, платят не достаточно, в особенности в провинции. Что такое полставки в коррекционном детском саду, несложно представить, правда же? Потому я считаю, что клиник, схожих нашей, обязано быть во много раз больше. В любом регионе.


Мы приглашали студентов на деньки открытых дверей, демонстрировали, как работает сурдопедагогическая реабилитация в рамках мед центра, где есть способности и действует мультидисциплинарный подход. Это впечатляет, и юные спецы желают работать. Но пока система развивается быстрее вопреки. Всех трудоустроить мы не можем. Как и не можем подменить правительство, ну и не стараемся.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»